Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Не только Корчак

2 года назад у  evg25 было про пражскую еврейскую школу (1920-1942)
Год назад в Хайфе проходила выставка из городского музея Дюссельдорфа, посвященная еврейской детской художественной школе Юло Левина
Школа просуществовала, во все ухудшающихся условиях, меняя места, до июня 1942 г. В мае 1943 Юло увезли в Аушвиц, точная дата его гибели неизвестна.
Про выставку - здесь.

А у меня должок по Вене. Вот мемориальная стелла на ул. Марка Аврелия 5

menczer

Венский Корчак, а мы отчего-то ничего не знаем. Вернулась, начала искать. В вики, немецкой и ивритской, и на сайте Яд ваШем - по паре строк. Все тот же evg25 надыбал статью в журнале института Бен Цви, пока я ее переводила, интернет вдруг начал расщедриваться на информацию об Ароне Менчере. Вот:
в Яд ваШеме
Австрийский Нац.фонд памяти жертв нацизма, и еще там же
Неск. страниц, которые удалось углядеть в книге на гуглбукс
и самое подробное - биография к его 100летию на сайте института истории Австрийской Академии наук

Но в статье  Рины Баркаи, докторантки университета Бар Илан (отд. Иудаизмa) в 195м (сент-окт 2007) выпуске журнала   עת-מול (https://www.ybz.org.il/?CategoryID=827&ArticleID=4118) есть некий взгляд с нашей стороны, из встреч с теми, кто благодаря ему добрался сюда. Перевожу (честно попробую прятать под кат то, что повторяет вышеприведенные источники, и оставлять personal touch):
Это рассказ о героизме и забвении. О забытом герое. Кто такой Арон Менчер, и почему важно вспомнить о нем именно сегодня?

Collapse )

В марте 1938г. после аншлюса деятельность еврейских молодежных организаций закрывалась, и большинство взрослых вожатых отправились в Эрец Исраэль. В то время нацистские власти прилагали все усилия к выдавливанию евреев из страны, и к декабрю 1939г. в Вене оставались 58000 евреев из 200000. За это время выехало большинство членов движений ХеХалуц и молодежной алии. В качестве руководителя школы Алият а-Ноар(Молодежной алии) на ул. Марка Аврелия д.5, Менчер в феврале 1939г. повез своих учеников на ознакомление с Землей Израиля. Друзья и родня уговаривали его не возвращаться в Вену – братья даже спрятали его паспорт – но Арон сказал, что останется в Вене, пока там остается хоть один еврейский ребенок, и в марте 1939г. вернулся. До конца 1939г. он переправил 420 детей в Эрец Исраэль легально, а до марта 1941г. сумел переправить еще 100 по нелегальным каналам. С мая 1938 до конца 1939г. Алият а-Ноар смогла переправить в Эрец Исраэль и другие страны 2200 своих воспитанников.

Collapse )Хана Вайнер рассказывает, что на молодежных этажах иногда царило такое веселье, что редактор тогда еще выходившего (единственного оставшегося) еврейского еженедельника писал гневные жалобы на шум и на то, что в его конторе обвалился потолок от танцующих хору. Эта атмосфера держалась благодаря руководству школы, которое давало детям возможность забыть об угрозах, ждавших их за стенами школы, и быть детьми.

Профессор химии Ора Кедем, лауреат Премии Израиля, вспоминает: «Я получила там внутреннюю цельность, защиту от унижения, царившего снаружи. Эта школа давала внутреннюю силу, необходимую для построения личности и сохранения достоинства, точку опоры»

Он учил с детьми стихотворение Паперникова (или песню на эти стихи - на иврите не поймешь – вики пишет, что Паперников сам  сочинил к ней мелодию, и она стала популярной - SB, которое в подстрочном переводе с идиш звучит так:  (оригинал здесь - СБ)

Может, я и строю воздушные замки,
Может, моего бога не существует,
Но в мечтах мне хорошо и светло,
В моих мечтах небо голубее голубого.
Может, я не дойду до цели,
Может, мой корабль не прибудет в гавань,
Но я иду не потому, что должен дойти.
Главное, что я иду дорогой солнца.

«Этот стих ему очень подходил, он шел этой дорогой всю жизнь»,- говорит Эзра При, который был одним из 15 детей, которых в ноябре 1940 Арон сопроводил в Грац. «Всю дорогу мы пели и обсуждали разные события, а оттуда нас переправили на югославскую границу, и в Загреб к Рехе Фрайер, где нас ждали сертификаты, с которыми нас можно было привезти в Израиль. Арон помог нам спастись.» Через месяц, в декабре 1940, Менчеру снова представилась возможность прибыть в Эрец Исраэль.  Натан Швальб из женевского Бюро по связям писал, что сделает ему сертификат, если он попросит. Но Менчер не воспользовался этим предложением.

Во время руководства школой Менчер несколько раз ездил в Берлин на совещания "Алият аНоар" и на встречи с инструкторами "хеХалуц" и "Маккаби хаЦаир". Там застигла его и любовь среди войны, и в начале 1941г. он обручился с коллегой из Берлина, Лоттой Кайзер.

Collapse )

Накануне отправки в Терезин Арон созвал последнее тайное собрание активистов молодежных движений в Вене. Оно состоялось на частной квартире, недалеко от того места, где за 45 лет до этого Герцль  начинал свою сионистскую деятельность. Об этом собрании известно из протокола, записанного одним из участников, Мартином Фогелем (Фогель, благодаря нееврейской матери, пережил войну в трудовых лагерях и скончался в возрасте 94 лет в 2016г., по ссылке о нем статья на сайте Еврейского музея Вены (нем. яз.) - SB) На Собрании Менчер обратился с призывом взять на себя клятвенные обязательства - однако, сказал он, кто не видит в себе силы, пусть воздержится от клятвы, "я не хочу возлагать ни на кого груз, который он не способен нести". Все собравшиеся подняли руки и произнесли вслед за ним: "Клянусь честью, что, где бы я ни находился, буду действовать ради существования моего народа,  быть полезным, быть верным еврейству и Сиону, стараться укрепить дух тех, кто рядом, верой в нашу еврейскую родину". После этого обменялись рукопожатиями и запели аТикву.

24 сентября 1942 г. школа была окончательно ликвидирована, и Менчер с учениками отправлен в Терезин. Последнее письмо он отправил 1 октября 1942г. Натану Швальбу в Женеву: "Друг мой, я отправляюсь в Терезин и хочу попрощаться. Конечно, я напишу, если будет возможность. Обними всех наших, будьте благополучны и вспоминайте нас. Ваш Арон."

В Терезине он продолжал просветительскую и культурную деятельность, входил в самоуправление по делам молодежи, в ноябре был избран в центр "Объединенного хеХалуца Терезиенштадта". "Он устраивал встречи субботы, проводил лекции, излучал любовь и уверенность, вносил какой-то строй и порядок в окружавший нас хаос, делал очень важное для того, чтоб внушить нам стойкость",- говорит Эрнст Зайнфельд, один из его учеников в Вене и узников Терезина. Он воплощал идеалы халуцианства и сионизма, которые он многие годы передавал своим младшим товарищам.

В августе 1943 г. в Терезин прибыло 1260 детей 13-14 лет из Бялостока, и обитателям гетто не позволялось общаться с ними. Допущена была только небольшая группа врачей, медсестер и вожатых. В эту группу попросился Менчер, отлично знавший идиш. Через 6 недель все эти дети и их вожатые исчезли из лагеря. 7 октября их увезли в Аушвиц, и немедленно по прибытии отправили в газовые печи. Вместе с ними погибли вожатые, которые не захотели оставить детей одних в этот страшный час. Так Арон Менчер, которому было всего 26 лет, который все силы и всю жизнь отдавал своим воспитанникам, встретил с ними свою смерть.

Героическая история Арона Менчера известна мне от его учеников, племянников, из нескольких письменных материалов. Мне кажется, наше общество должно больше знать о таких героях, как он. (Больше можно узнать из книги Е.Клемпер "Увидимся в Эрец Исраэль: борьба Арона Менчера за спасение еврейских детей в нацистской Вене".)

====== здесь кончается статья Рины Баркаи, но я просто не могу не вынести сюда одну из фотоиллюстраций к статье :  клятва юного цофе (скаута). На иврите внизу - "Будь готов!" А выше на немецком : - Я твердо и надежно обещаю, что я буду верным пионером своей страны, своего народа и своего языка, и что я буду реализовывать себя для жизни справедливости, свободы и братства в человечном обществе, и что  всегда буду исполнять законы цофим.

Zofe

по родной стране без авто и смартфона, но с тремпом. Руджум Хири per se

начало тут
светает летом в 6м часу, а палатка тоненькая, не разоспишься. Полюбовались окрестностью, сложились, поехали в 7 часов, т.к. Михаэль обещал в 9м часу фокус-покус. По карте там всего ничего, 10 км машиной и пару пешочком, но видели б вы ту дорогу! Кстати, хотя друидов и не было, приехал фургончик с телевизионщиками чой-то своё художественное снимать. Мы-то Нахаль Далийот перешли по камушкам, а их фургончик застрял, и они его на руках через ручей переносили. Это к вопросу о том, кто таскал мегалиты и всколькером. (Кстати, Мила! Я вдруг подумала, что это в 3 часа ночи они на нашей стоянке шебуршали, светили куда-то мощной лампой итп. Цвет фургона совпадает, во вс. случае).
фотки многочисленные с самого Руджума, с замечательным сопровод. текстом - здесь.
Валы эти, как видите, насыпные. Ну не знали те ребята раствора, и базальт тесать не умели, это вам не песчаник или иизвестняк. (а вот концентрические круги диаметром до 150 м чертить умели!!!) rujm nora
(скакать по ним то еще удовольствие, камни шатаются. Но поутру ничего еще, а чем дальше...)
Центральная фигура этой композиции - это и есть Михаэль Фрейкман (а справа, спиной, с фотоаппаратом - автор вышеполинкованного поста, тоже Михаил)
Да, фокус, обещанный в 9м часу, не удался: то ли время было вычислено неверно, то ли д-р Фрейкман увлекся и пропустил момент. А состоял этот фокус вот в чем:
видите на 2й фотке кроличью нору вход в центральную камеру (ту, где были найдены останки погребения)? А клиновидную щель меж камнями где-то в 3х камнях от верха и в одном камне влево от тени чьей- то головы? Так вот, эта щель тянется через всю толщу - 4 м - кладки, и в районе летнего солнцестояния есть момент, когда солн. луч падает на плоский камень внутри камеры. (камень вы можете видеть в посте carmelist-а вот на этой фотке stone
Пришлось имитировать оргазм солнечный луч лазерной указкой. Но оно и так непонятен сакральный смысл этого дела. В 9м часу солнце уже высоко. Т.е. это не первый луч восходящего. Даже если с учетом того, что горки кругом вулканические, и линия горизонта могла 5ооо лет назад выглядеть по-другому, - никак. Т.е. либо мы не знаем их астроном. замыслов, либо эта щель - для чего-то неастрономического, а луч - побочный эффект (трудно поверить). Либо они эту щель делали единственным, который мне приходит в голову, способом: накидали каменюк до нужной высоты, взяли длинный дрын, уперли один конец в плоский камень, другой направили на нужную точку небесной сферы и продолжили наваливать. А потом, когда вынули дрын, чойто сместилось. Но обнаружилось это только в след. солнцестояние, когда гарантийный срок уже прошел!
Еще был интересный рассказ о датировке внутреннего кургана. По артефактам на месте захоронения его возраст был определен на 1000 лет меньше, чем прочих кругов. Но! соображения здравого смысла говорили, что а) непонятно, как строить что-то из большой массы камней, перетаскивая их через 5 внешних кругов б)поселений подходящей эпохи на достаточно близком расстоянии не было, а чтобы навалить такую кучу (камней), надо было много человеко-дней, и эти человеки лолжны были спать-есть-пить. Но гипотезу о том, что 4000летней давности ребята просто реюзали имевшийся курган для погребения, а так-то все постройки одного периода, надо было доказать. А органики нет, соотв-но и углерода-14. Шо делать? А оказалось, есть довольно новый метод датировки по кремнию. Позволяющий определить, сколько лет назад этот кремний в последний раз видел солнечный свет. А кремний - это песок и пыль, их везде полно, а у нас тут тем более. Так по пыли и подтвердили гипотезу.
А, да, и новый всплеск раскопок этих мест в начале 90х был простимулирован опасениями, что Рабин отдаст Голаны.
(Продолжение - жилища предпол. строителей сего, а затем Каср Бардауиль - следует)

RIP Евтушенко (что там ни говорите, а подростковые любови - навсегда)

Искусство, как тонюсенькая нитка,
связует разведенные мосты.
Единственная, может быть, попытка
смерть победить,- искусство, это ты.

Поэты молодеют, умирая.
Смерть - это смерть для нравственных калек,
а смерть поэта - молодость вторая,
вторая жизнь,- теперь уже навек.

И прошлое, как под водою Китеж.
Там голоса, как колокольный звон,
и если камень в эту воду кинешь,-
свистя, его метнет назад Вийон.

Там прошлое целуется, смеётся,
и, сочиняя полунаугад,
пьёт, скрипочкой заслушавшийся, Моцарт
убийственный лишь для убийцы яд.

Там Пушкин на базаре кишинёвском
припал губами к юному вину
и, хохоча, швыряет кошелёк свой
цыганке, нагадавшей смерть ему.

Историю, как пыльную картину,
повешенную криво навсегда,
хотел бы я, как дерзкий Буратино,
проткнуть длиннющим носом, и - туда...

А там Ахматова, такая молодая,
в Париже утреннем, качающем мосты,
привстав на цыпочки, в окошко Модильяни
бросает красные тяжёлые цветы.
1971

RIP Sir Terry

Покойтесь с миром, сэр Терри. Там у Вас хорошая компания.
Вот ведь закон парности... ровно 3 месяца нзад, когда умер Михаил Успенский, я объясняла тем, кто не в курсе, что это практически русский Пратчетт. Наверняка там нет между вами никакого языкового барьера. Вы оба любили человечество героической (потому что видели "все наши глупости и мелкие злодейства" ясно, как никто), горькой, нежной и немного наивной любовью. И оба пытались исправить мир исподволь, прикидываясь шутами.
Эйнштейну приписывают фразу "Нужно быть умным, чтобы стать циником. Но нужно быть мудрым, чтоб не стать им." Вы прошли сквозь цинизм и вышли по ту его сторону, не потеряв детской веры в то, что в каждом человеке (гноме, тролле, големе, оборотне, зомби) есть человеческое, и его можно разбудить и вытащить наружу.
Спасибо Вам.

Не обольщусь и языком \Родным, его призывом млечным

Вывесили тут в неск. местах перевод передачи Шефтеля на 103FM с бичеванием израильского соц. истэблишмента.
Что сказать? Искусство адвоката состоит в том, чтоб красиво подать нужные для кэйса факты и красиво умолчать ненужные, в профессионализме же Шефтеля сомнений нет, так что я о другом. Там есть такой эпизод, который я не могу читать без слёз.
В 1943 году в Эрец-Исраэль из Тегерана прибыла группа из 650 еврейских детей, беженцев из Восточной Европы. Половина этих детей были харедим – в кипах, с пейсами, талитом и т.д. ...Харедим обратились к руководству Ишува на идише, чтобы хоть как-то пробудить в этих людях какие-то сантименты. Они сказали на идиш примерно следующее: “Дус драй hиндред унд фуфцих йидише киндерлах, едн оф дус киндерлах эр от а-кепале ойфн коп, эр от цвей hайлике пайсес ойфн ди белки, эр от а-клейне талес ойфер де керпер мит де-фиер цициес аройс. Зай а-менш, зай а-бисл меншлих ун йидишкайт ун гед дус киндерлах цу фример мишпухес !”
Я таки могу понять принципиальную нелюбовь социалистов к пейсикам и прочей атрибутике обкуренных опиумом для народа. Но идиш, идиш! Как можно остаться равнодушным в такое время к такой просьбе на таком языке?
(И ведь идиш как пережиток галута чморили и после создания гос-ва, вплоть до требования ивритизации фамилий всех публичных персон - даже какой-то детский телеведущий, что-то типа Карми, признавался, что он бывший Вайнгартен)
И вот что я скажу - при всем том, как тов. досы достали с субботним транспортом, браками, кладбищами, перевозками турбин и криками "злобные фашисты хотят заставить нас служить и работать", они все-таки хранители этого огонька. Пока есть они - есть идиш.
Но, надо сказать, коммунисты тоже когда-то в этом смыкались с жертвами опиума, обтекая социалистов справа и слева... Дедушка мой регулярно читал דער וועג - орган израильской компартии на идиш (а что еще израильского можно было покупать в киоске Союзпечати? :-))

Вот такая первая запись...

Collateral damage

Однажды я травила тараканов.
То есть я, конечно, делала это не однажды, но рассказать хочу именно о том разе.
Ну, вы знаете, как это делается. Приходят утром специалисты, просят плотно закрыть окна, брызгают и велят через несколько часов зайти открыть окна, а вот пол лучше неделю не мыть.
Пол я, однако, помыла: все же малый ребенок в доме. Пусть лучше несколько тараканов выживут, я их тапком добью.
А ночью пошла до ветру и вижу в коридоре две слабых светящихся точки. Странно мне стало: свет не фосфорически-зеленоватый, как от детских наклеек, и не лунный, отраженный от осколка стекла, как я было подумала, а синеватый. Подошла - а это светлячок. Залетел, видно, когда я окна открыла, и не был так живуч, как тараканы: и мытье полов не помогло. Думала, оклемаeтся, но нет.
Светлячка мне было очень жалко. Светлячка мне травить было ни к чему, мешать мне жить он не собирался, да и не мог. Он был живая душа, он был красивый. Ну и детская классика опять же. "Он живой и светится". Только он был уже не больно живой, и угасал, умирая.

Только ведь вот в чем дело, фолкс. Я ведь не перестану из-за этого травить тараканов, когда они снова расплодятся. Это мой дом. Я горбачусь, чтоб выплатить за него ссуду. Я его мою и обихаживаю. Живу я здесь. Мне больше жить негде.